Военная кафедра
Rambler's Top100
Физтех-Порталфорумфорумкарта сайтакарта сайта
 Поиск
 Разделы сайта
Историческая справка
Именные аудитории
Руководство, контакты
Профессорско преподавательский состав
П О Л О Ж Е Н И Е
Приём
Обучение
Стипендия имени профессора А.В.Белякова
Сборы
События
ОВК Химки, Долгопрудный и Лобня
Научные роты
Форум военной кафедры
 Материалы сервера
Версия для печати

Из истории ракетостроения


По состоянию на январь 2005 года восемь ядерных держав имеют в своих арсеналах в общей сложности более 13 тысяч единиц развёрнутого оружия:

 

Россия

США

Китай

Франция

Великобритания

Израиль

Пакистан

Индия

Стратегических

Боезарядов

3980

4216

282

348

185

-

-

-

Нестратегических

боезарядов

3380

680

120

-

-

около 200

30-50

30-40

 «Красная Звезда», 27 мая 2006г.

РЕШЕНИЕ НА ПРОРЫВ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ СОВМИНА СССР ОТ 13 МАЯ 1946 Г. СТАЛО КЛЮЧЕВЫМ ДЛЯ РАЗВИТИЯ РАКЕТОСТРОЕНИЯ

http://www.vpk-news.ru/article.asp?pr_sign=archive.2006.135.articles.history_01

13 мая исполнилось 60 лет со дня принятия Советом Министров СССР постановления №1017-419сс "Вопросы реактивного вооружения", которое впервые поставило задачу промышленного освоения и серийного производства баллистических ракет дальнего действия и других видов управляемого ракетного вооружения. Постановление положило начало становлению отечественной ракетно-космической промышленности и нового рода Вооруженных Сил - Ракетных войск. 

Сразу же после окончания Второй мировой войны руководство Соединенных Штатов, опираясь на монопольное обладание атомным оружием, приступило к проработке проблем его применения для достижения стратегических целей в войне против СССР. В ноябре 1945 г. было подготовлено секретное исследование Объединенного разведывательного комитета МО США под названием "Стратегическая уязвимость России для американского воздушного нападения". В нем анализировалась возможность превентивного удара по Советскому Союзу. Прогнозируемые потери составляли 13 млн. человек.

 
Первая советская баллистическая ракета Р-1.
Фото из архива Владимира ИВКИНА



Советское руководство, анализируя сложившуюся обстановку, учитывая экономические, политические и военно-стратегические факторы, отчетливо представляло степень угрозы, нависшей над страной. Оно понимало, что единственной альтернативой курсу новых претендентов на мировое господство могут стать только создание собственного ядерного оружия и оснащение армии и флота новейшими видами вооружения. Особое значение в укреплении нашего оборонного потенциала имело создание собственного ракетно-ядерного оружия. "Это была вынужденная, но необходимая мера, явившаяся ответом на атомный шантаж...", - вспоминал впоследствии Д.Ф. Устинов.

ТРОФЕЙНЫЕ РАКЕТЫ

В годы войны фашистской Германией были достигнуты серьезные успехи в области ракетостроения и боевого применения ракетного оружия. В СССР эти работы были свернуты. Было понятно, что ракеты не останутся без внимания военных кругов США, Великобритании и Франции. В мае 1945 г. американцы начали операцию Overcast по розыску и вербовке немецких специалистов, занятых в области ракетостроения.

Еще до того как советские войска вступили на территорию Пенемюнде - центра немецкого ракетостроения, добровольно ушли и сдались американцам, а затем перебрались в США 492 немецких ракетных специалиста и 644 члена их семей. Среди специалистов можно назвать Вернера фон Брауна - крупнейшего в мире конструктора жидкостных ракет, генерала Вальтера Дорнберга - опытного организатора исследовательских и экспериментальных работ в области ракетостроения, Артура Рудольфа - будущего конструктора американской лунной ракеты "Сатурн-5" и других. Американцы вывезли всю техническую документацию, более 100 готовых к отправке на фронт ракет "Фау-2", боевые стартовые позиции вместе с военным персоналом, хорошо подготовленным к эксплуатации ракет. На полигон Уайт-Сэндз прибыло из-за океана 115 приборных и 127 топливных отсеков, 180 кислородных баков, 200 турбонасосных агрегатов и 215 двигателей.

В октябре 1945 г. в районе Куксхавен (английская зона оккупации Германии) силами немецких специалистов, служивших у англичан, проведен показательный пуск трофейной ракеты "Фау-2". Англичане пригласили на пуск наших военных специалистов. Стало ясно, что союзники приступили к дележу "германского ракетного пирога", и наша страна не могла оставаться в стороне. Руководство СССР предприняло ответные шаги. С 5 августа по 4 сентября 1944 г. на экспериментальной станции Дебице (Польша), на которой немцы проводили испытания "Фау-1" и "Фау-2", работала комиссия по изучению немецкой ракетной техники под руководством начальника Научно-исследовательского института реактивной авиации (НИРА НКАП) генерал-майора П.И. Федорова. В ее состав входили Ю.А. Победоносцев, М.К. Тихонравов, Р.Е. Соркин, Н.Г. Чернышев, А.И. Клюев и Г.Н. Салазко.

За это время были обследованы полигон Близна, места падения и разрывов выпущенных немцами самолетов-снарядов "Фау-1" и ракет "Фау-2" в Нивиске, Кольбушове и Лясковицах, а также места предполагаемого производства этих видов вооружения в Жешуве, севернее Соколув, Стшижув, Стенпина и Дембице. В Москву были отправлены отдельные агрегаты и узлы ракеты "Фау-2". По заключению наших специалистов, "в ракетном снаряде "Фау-2" использован комплекс последних достижений науки и техники: химии, физики, теплотехники, механики, машиностроения, материаловедения и т. п. Наличие найденных агрегатов "Фау-2" сокращает на 7-10 лет время, необходимое на конструирование подобных объектов".

Вторая экспедиция в Дебице, предпринятая в феврале 1945 г., закончилась трагедией. Самолет, летевший из Москвы с членами специальной комиссии под председательством генерал-майора В.М. Дубова, разбился при заходе на посадку в районе аэродрома Жуляны (Киев). 7 февраля погибли члены комиссии Т.Т. Комаров, Д.А. Тимофеев, Я.Т. Гирич, С.С. Дементьев, П.И. Федоров, Л.Э. Шварц, Ю.В. Коновалов, Р.И. Попов, шофер М.В. Федоренко и пять членов экипажа самолета.

В начале июня 1945 г. народный комиссар авиационной промышленности А.И. Шахурин доложил члену Государственного комитета обороны Г.М. Маленкову о первых результатах обследования германского научно-исследовательского института ракетного вооружения в Пенемюнде, произведенного заместителем начальника НИИ-1 Г.Н. Абрамовичем. После этого активизировалась планомерная работа по собиранию материалов и изучению опыта создания немецких ракет. Постановлением Государственного комитета обороны СССР №9475 от 8 июля 1945 г. была создана комиссия по изучению и освоению немецкой реактивной техники в составе Л.М. Гайдукова (член военного совета Гвардейских минометных частей), П.Н. Горемыкина (заместитель наркома боеприпасов), Я.Л. Бибикова (директор НИИ-1 Наркомата авиационной промышленности), И.Г. Зубовича (заместитель наркома электропромышленности), Г.А. Угера (генерал-майор инженерно-авиационной службы, начальник отдела Совета по радиолокации при ГКО).

Кроме этого, для непосредственной работы в Германии была сформирована группа специалистов в составе 284 человек. К октябрю 1945 г. в составе группы насчитывалось уже 733 человека. 4 августа 1945 г. комиссия Л.М. Гайдукова доложила первые итоги своей работы и представила проект постановления ГКО "О мероприятиях по изучению и освоению немецкой реактивной техники". Однако это постановление не было принято, так как 4 сентября 1945 г. ГКО был ликвидирован. Вопрос изучения немецкого опыта в области ракетостроения остался во власти народных комиссариатов СССР.

В 1945-1946 гг. под руководством советских специалистов развернуто несколько советско-германских институтов и заводов для восстановления документации и образцов ракетной техники.

Так, институт "Рабе" был создан в г. Блейхероде (Тюрингия). Работой более 200 сотрудников здесь руководили А.М. Исаев и Б.Е. Черток. На базе его оборудования сформирован специальный поезд, который позднее использовался при проведении испытаний первых ракет в СССР. Задачей института систем управления (руководитель Г.А. Тюрин) было восстановление телеметрической системы управления "Мессина" ракет "Фау-2". Изучение вопросов предстартовой подготовки и пуска ракет возлагалось на группу "Выстрел" (С.П. Королев и Л.А. Воскресенский). Первоначально предполагалось осуществить запуск "Фау-2" на территории Германии. Осуществить это не удалось. После изучения наземных стендов для огневых испытаний и отработки двигателей в Леестене они были демонтированы и перевезены в СССР.

Институт "Берлин" восстанавливал материалы по ракетам ПВО (начальник института Д.Г. Дятлов, технический руководитель В.П. Бармин). На заводе №1 в Зоммерде (Эрфурт), где производились корпуса ракет, работало советско-германское конструкторское бюро под руководством В.С. Будника и В.П. Мишина. Завод №2 "Монтанья" в Нордхаузене (В.П. Глушко) должен был восстановить технологию производства ракетных двигателей. На заводе №3 в Кляйн Бодунгене восстанавливались технология и оборудование для сборки ракет "Фау-2". Аппаратура систем управления восстанавливалась на заводе №4 в Зондерхаузене. Также исследовались полигон и испытательный центр Пенемюнде на острове Узедом, подземный завод по производству ракет "Фау-2" "Миттельферк" в Нордхаузене. Несколько групп специалистов было направлено в Чехословакию для изучения немецких технических архивов. Документация, найденная советскими специалистами в военно-техническом архиве в Праге, стала основой для воссоздания ракеты "Фау-2".

18 декабря 1945 г. председатель Госплана СССР Н.А. Вознесенский вернулся к проекту постановления ГКО и поручил своему заместителю П.И. Кирпичникову подготовить проект постановления Совнаркома (СНК) по вопросу важнейших мероприятий в изучении и освоении немецкой реактивной техники.

В январе 1946 г. был подготовлен проект постановления СНК СССР "Об организации работ по развитию реактивной техники" и направлен для согласования во все заинтересованные ведомства, но не получил одобрения. И к 26 февраля 1946 г. был разработан новый проект постановления СНК СССР "Об организации научно-исследовательских и опытных работ по развитию реактивной техники". Однако и этот проект, отличавшийся высочайшей степенью детализации технических заданий, не удалось согласовать с наркоматами и другими органами управления. К 7 апреля 1946 г. третий вариант проекта постановления Совмина, согласованный со всеми ведомствами, был направлен заместителю председателя СМ СССР Л.П. Берии на подпись. Ни один из этих проектов не предполагал создания координирующего органа по вопросам разработки ракетного оружия. К тому же Берия, очевидно, решил, что постановление для большего веса должен подписать лично И.В. Сталин. Таким образом, он ушел от ракетостроения (задача №2), оставшись руководителем атомного проекта (задача №1). Хотя это наши предположения.

16 апреля 1946 г. на полигоне Уайт-Сендз США произвели первый пуск трофейной "Фау-2", что, как представляется, ускорило принятие политического решения руководством СССР.

ПРОМЫШЛЕННАЯ КООПЕРАЦИЯ

29 апреля 1946 г. с 21 ч до 22 ч 45 мин в кремлевском кабинете И.В. Сталина проходило совещание по вопросам ракетостроения и ракетного оружия. Поводом для его проведения послужила докладная записка И.В. Сталину от 17 апреля за подписями Л.П. Берии, Г.М. Маленкова, Н.А. Булганина, Б.Л. Ванникова, Д.Ф. Устинова и Н.Д. Яковлева.

На совещании были рассмотрены вопросы:

- о дальнейшей работе института, находящегося в Нордхаузене, и организованных в Германии конструкторских и технологических бюро по "Фау-2", а также о специалистах, работавших там; о вывозе в СССР оборудования и специалистов-немцев, работавших в Германии по "Фау-2";

- об организации опытных испытаний ракет "Фау-2", собранных в Нордхаузене; о необходимости создания специального полигона.

Итогом совещания стало подписание 13 мая 1946 г. председателем Совмина И.В. Сталиным постановления СМ СССР №1017-419 сс "Вопросы реактивного вооружения". Этим постановлением был создан Специальный комитет по реактивной технике при Совете Министров СССР под председательством Г.М. Маленкова (заместители председателя Д.Ф. Устинов, И.Г. Зубович, члены комитета Н.Д. Яковлев, П.И. Кирпичников, А.И. Берг, П.Н. Горемыкин, И.А. Серов, Н.Э. Носовский). На комитет было возложено наблюдение за развитием научно-исследовательских, конструкторских и практических работ по реактивному вооружению, рассмотрение и представление непосредственно на утверждение председателя СМ СССР планов и программ развития научно-исследовательских и практических работ в указанной области. А также определение и утверждение ежеквартальной потребности в денежных ассигнованиях и материально-технических ресурсах для работ по реактивному вооружению, контроль за выполнением министерствами и ведомствами заданий СМ СССР о проведении научно-исследовательских, проектных, конструкторских и практических работ по реактивному вооружению, принятие оперативных мер по обеспечению своевременного выполнения указанных заданий. Специальный комитет по реактивной технике имел свой аппарат.

В соответствии с постановлением от 13 мая 1946 г. головными были определены: Министерство вооружения - по реактивным снарядам с жидкостными двигателями; Министерство сельскохозяйственного машиностроения - по реактивным снарядам с пороховыми двигателями, а также по неконтактным взрывателям, снаряжению и порохам; Министерство авиационной промышленности - по реактивным самолетам-снарядам, а также по жидкостным реактивным двигателям и производству аэродинамических исследований и испытаний ракет. По смежным производствам были утверждены: Министерство электропромышленности - по наземной и бортовой радиоаппаратуре управления, селекторной аппаратуре и телевизионным механизмам, радиолокационным станциям обнаружения и определения координат цели; Министерство судостроительной промышленности - по аппаратуре гироскопической стабилизации, решающим приборам; Министерство химической промышленности - по жидким топливам, окислителям и катализаторам; Министерство машиностроения и приборостроения - по установкам, пусковой аппаратуре, различным компрессорам, насосам и аппаратуре к ним, а также другой комплектующей аппаратуре.

В целях выполнения возложенных на министерства задач были созданы: главные управления по реактивной технике в министерствах: вооружения (7-е Главное управление численностью 120 человек; начальник С.И. Ветошкин); сельскохозяйственного машиностроения (6-е Главное управление численностью 58 человек; начальник А.В. Сахацкий); электропромышленности (10-е Главное управление численностью 71 человек; начальник А.А. Захаров), авиационной промышленности (14-е специальное Главное управление численностью 50 человек; начальник А.И. Еремеев); управления по реактивной технике в министерствах химической промышленности (специальное управление № 2 численностью 25 человек; начальник В.В. Офицеров), судостроительной промышленности (1-е управление численностью 59 человек; начальник В.Н. Третьяков), машиностроения и приборостроения (управление специального машиностроения численностью 21 человек; начальник К.К. Глухарев).

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 28 июня 1946 г. на базе Министерства электропромышленности было образовано два новых министерства - Министерство электропромышленности и Министерство промышленности средств связи. Главное управление реактивной техники вошло в состав Министерства промышленности средств связи (6-е Главное управление). В 1947 г. в Министерстве электропромышленности было создано Специальное управление по реактивной технике (Спецуправление №2) численностью 24 человека. Для координации деятельности промышленности был создан Отдел по реактивной технике в Управлении планирования военной промышленности Госплана СССР численностью 27 человек (начальник Г.Н. Пашков) в составе пяти секторов: конструкций реактивного вооружения, приборов, топлив и специальных материалов, материально-технического обеспечения, комплектации и мощностей.

В августе 1946 г. для изучения и использования опыта создания ракет в Германии была образована государственная комиссия, под руководством Д.Ф. Устинова, министра вооружения СССР. Непосредственным руководителем работ назначается Н.Э. Носовский. Немного раньше, в марте 1946 г., принято решение об образовании на территории ракетного центра Пенемюнде единой научной организации - института "Нордхаузен", который возглавил Л.М. Гайдуков (технический руководитель С.П. Королев).

К концу 1946 г. все задачи, стоявшие перед группой советских специалистов в Германии, были решены. Подготовлена материальная часть для одиннадцати ракет "Фау-2", восстановлена основная документация. В марте 1947 г. институт "Нордхаузен" прекратил свое существование. Наши специалисты уехали на Родину. Вместе с ними в СССР отправлены некоторые немецкие специалисты с семьями. В числе тех, кто изучал опыт Германии в области ракетостроения, были будущие главные конструкторы отечественной ракетной техники, организаторы ракетостроения и их заместители: С.П. Королев, В.П. Глушко, Н.А. Пилюгин, В.И. Кузнецов, В.П. Бармин, М.С. Рязанский, А.М. Исаев, Б.Е. Черток, Г.А. Тюлин, М.К. Тихонравов, В.С. Будник, Ю.А. Победоносцев, Л.А. Воскресенский и другие. В работе группы принимали участие и военные специалисты: А.И. Соколов, В.И. Вознюк, Н.Н. Кузнецов, А.Г. Мрыкин, Н.Н. Смирницкий, О.Б. Харчевников, Я.И. Трегуб, Л.Ф. Вахитов, П.Е. Трубачев, П.Ф. Киреев, А.Ф. Дыба, В.И. Путницкий, Д.С. Барсегов, В.И. Стерин, М.Л. Преображенский и другие. В общей сложности несколько тысяч будущих ведущих специалистов, технологов-производственников, военных испытателей прошли через институты на территории Германии - школу переподготовки, переквалификации, трудную школу совместимости друг с другом, что в последующем сыграло исключительно важную роль.

В соответствии с постановлением СМ СССР от 13 мая 1946 г. в стране начала складываться промышленная кооперация по изготовлению ракет дальнего действия. В этом вопросе активно использовался собственный исторический опыт. Создание производственных мощностей шло так же, как и в предвоенные годы, то есть за счет привлечения значительной части действующих цехов и заводов и некоторого строительства новых объектов. Над разрешением ракетной проблемы работали 63 завода 16 министерств и двух главных управлений при Совете Министров СССР, а для серийного производства были определены 17 заводов и 22 специальных цеха десяти министерств.

Уже в 1946 году С.П. Королев, ознакомившись с масштабами производства ракет в Германии, с огромной научно-исследовательской базой, высказал Д.Ф. Устинову мысль о том, что понадобится мощная общегосударственная кооперация, что ракетная техника не под силу одной организации или министерству. Жизнь подтвердила правоту этой мысли. Для создания ракеты Р-1 потребовалась кооперация 13 конструкторских бюро и 35 заводов, ракеты Р-2 - 24 научно-исследовательских учреждений, КБ и 90 промышленных предприятий, а первая межконтинентальная баллистическая ракета Р-7 потребовала гигантской кооперации в масштабах всей страны - около 200 научно-технических, исследовательских институтов, КБ, лабораторий различных министерств и ведомств.

Ответственными исполнителями по созданию и производству ракет "Фау-2" были определены НИИ-88 Министерства вооружения (директор Л.Р. Гонор, главный конструктор С.П. Королев); завод №456 Министерства авиационной промышленности (директор Б.И. Свет, главный конструктор В.П. Глушко); НИИ специальной техники Министерства промышленности средств связи (директор и главный конструктор М.С. Рязанский); гироскопическая лаборатория СКБ Министерства судостроительной промышленности (начальник В.И. Кузнецов); ГИПХ Министерства химической промышленности (директор П.Л. Прокофьев); ГНИИ-22 Министерства сельскохозяйственного машиностроения (начальник отдела А.А. Алиханов).

С первых дней работы над ракетой Р-1 возник ряд серьезных технологических проблем. Важнейшей из них была замена всех немецких материалов на отечественные. Б.Е. Черток, досконально знакомый с этой проблемой, отмечал, что немцы использовали при производстве ракет "Фау-2" 86 марок и сортаментов стали. Наша промышленность в 1947 г. способна была заменить аналогичными по свойствам только 32 марки. По цветным металлам немцы использовали 59 марок, а мы их могли найти у себя только 21. Требовалось иметь 87 видов неметаллов (резины, пластмасс, изоляции и т.п.), а наши заводы и институты способны были дать только 48.

Все эти задачи были решены. После тяжелейшей войны мы усвоили и превзошли немецкие достижения за очень короткий срок, что имело огромное значение для общего подъема технической культуры в стране, послужило мощным стимулом для развития новых научных направлений: от вычислительной техники и математического моделирования до поисков и создания абсолютно новых материалов.

Большие организационно-штатные изменения произошли в Министерстве Вооруженных Сил СССР. Были созданы управление реактивного вооружения в составе Главного артиллерийского управления ВС (4-е управление ГАУ; начальник генерал-майор А.И. Соколов) и управление реактивного вооружения в составе Военно-морских сил (4-е управление ВМС; начальник капитан 1-го ранга А.Г. Брезинский). В апреле 1946 г. на новый штат было переведено управление заказов, производства и снабжения гвардейских минометных частей (ГМЧ) ГАУ ВС численностью 143 человека. На него возлагались задачи серийных заказов, производства и поставок в войска реактивных снарядов, боевых установок и пусковых устройств, а также их эксплуатации и ремонта. В соответствии с решением министра ВС СССР от 23 июля 1947 г. в Генштабе был создан отдел реактивной техники в составе 8 человек.

В Министерстве ВС СССР были созданы Научно-исследовательский реактивный институт ГАУ (ныне 4-й ЦНИИ МО РФ), Государственный центральный полигон реактивной техники (ныне ГЦМП МО РФ); специальная артиллерийская часть для освоения, подготовки и пуска ракет типа "Фау-2".

НИРИ ГАУ расположился в п. Болшево Московской области на территории военно-инженерного училища. Первая организационно-штатная структура института включала 23 научных и 20 вспомогательных отделов, 16 лабораторий общей численностью 3318 человек, что свидетельствует о том, что институт создавался как крупная научно-исследовательская организация для решения серьезных задач. Для испытаний реактивной техники в интересах всех министерств, занимающихся реактивным вооружением, был создан Государственный центральный полигон. Именно ему было суждено стать первопроходцем в испытаниях ракетных комплексов. Первым начальником полигона был назначен генерал-лейтенант В.И. Вознюк.

Созданию полигона придавалось большое государственное значение. Специально созданная в сентябре 1946 г. государственная комиссия провела рекогносцировку семи возможных районов места дислокации полигона. К марту 1947 г., после углубленной технико-экономической оценки, комиссия пришла к заключению, что наиболее оптимальны два района дислокации полигона: станица Наурская Грозненской области и село Капустин Яр Сталинградской области. При этом до июня 1947 г., как свидетельствуют архивные документы, предпочтение отдавалось станице Наурской. В одной из докладных записок маршала артиллерии Н.Н. Яковлева говорилось: "Строительство ГЦП в районе станицы Наурской дает возможность проложить трассу испытаний до 3000 км и обеспечит проведение испытаний не только ракет дальнего действия, но и всех видов сухопутных зенитных и морских реактивных снарядов. Этот вариант потребует наименьших материальных затрат на переселение местного населения и по переводу предприятий в другие районы". Против строительства полигона в Наурской выступил только министр животноводства А.И. Козлов, мотивировавший свой протест необходимостью отчуждения значительной части пастбищных земель. В итоге в июле 1947 г. постановлением СМ СССР №2642-817 местом дислокации полигона был определен Капустин Яр.

Строительство полигона осуществлялось под непосредственным руководством государственной комиссии, в состав которой входили министр вооружения Д.Ф. Устинов, маршал артиллерии Н.Д. Яковлев, маршал инженерных войск М.П. Воробьев, начальник 4-го управления ГАУ генерал-майор А.И. Соколов. Строительные работы вели три инженерно-строительных и одна инженерно-саперная бригады. Первые строительные части и оперативная группа полигона прибыли на место дислокации в конце июля - начале августа 1947 г. Перед личным составом была поставлена задача: до октября построить стенд для испытания ракет, старт, подвести к ним железную дорогу протяженностью около 20 км с мостом через глубокий овраг, здание для подготовки ракет - техническую позицию, хранилища и склады для специальных топлив. И все это надо было начинать на голом месте. В воспоминаниях участников тех событий отчетливо просматривается сходство с обстановкой военных лет: острый дефицит времени, необходимость решать неизвестные ранее задачи, бытовая неустроенность. Тем не менее все трудности были преодолены, и уже через два месяца поступил доклад о том, что полигон готов к проведению испытаний новой техники.

ПЕРВЫЕ ПУСКИ

Большим событием для всего личного состава полигона стала подготовка и проведение опытных пусков ракет "Фау-2" двух серий: серии "Т", которая собиралась в СССР заново из деталей, привезенных из Германии, и серии "Н", укомплектованной ракетами, собранными в Германии. В первой серии испытаний менее чем за месяц было проведено 11 пусков, которые подтвердили соответствие характеристик ракет заданным и возможность их серийного изготовления. Все пуски проводил личный состав бригады особого назначения РВГК (БОН РВГК), созданной в соответствии с постановлением от 13 мая 1946 г.

Бригада формировалась летом 1946 г. в немецкой деревне Берка (вблизи города Зондерхаузен) на базе 92-го гвардейского полка реактивной артиллерии. Подавляющее большинство офицеров во главе с командиром бригады генерал-майором А.Ф. Тверецким были участниками войны. Специально для БОН в Германии была собрана одна "Фау-2", на которой проводились занятия по материальной части. Все офицеры бригады прошли обучение и стажировку непосредственно на рабочих местах в отделах института "Нордхаузен". На первом этапе личный состав бригады изучал устройство и осваивал эксплуатацию "Фау-2", а также всего комплекса наземного оборудования. Хотя большинство офицеров имело неплохие знания техники, новое оружие требовало совершенно иных знаний на уровне инженерной подготовки. Офицеры бригады наравне со специалистами из конструкторских организаций изучали устройство ракеты, пускового оборудования, учили личный состав эксплуатировать новую технику. Ветераны вспоминают, что рабочий день в бригаде, как правило, длился 15 - 18 часов в сутки. Работали без выходных.

К концу ноября 1946 г. личный состав бригады полностью освоил функциональные обязанности по занимаемым должностям. В декабре 1946 г. часть получила все необходимое оборудование, в том числе специальный поезд "Мессина", для подготовки и проведения пусков баллистических ракет. Вначале планировалось провести учебно-боевой пуск "Фау-2" на территории Германии, однако по соображениям безопасности пуск перенесли на территорию СССР. В августе 1947 г. бригада передислоцировалась на ГЦП МО и была передана в его подчинение.

Первый пуск одноступенчатой баллистической ракеты дальнего действия (серии "Т") состоялся 18 октября 1947 г. Ныне на месте старта возвышается обелиск. Не забыты имена и тех, кто участвовал в этом событии. В состав боевого расчета, проводившего пуск ракеты, входили заместители генерального конструктора Л.А. Воскресенский и Б.Е. Черток, главный конструктор системы управления Н.А. Пилюгин и его заместитель А.М. Гинзбург, оператор инженер-капитан Н.Н. Смирницкий, начальник стартовой команды инженер-майор Я.И. Трегуб. С 11 сентября по 5 ноября 1948 г. прошла летные испытания первая серия отечественных ракет Р-1, в 1949-1950 гг. прошли летные испытания второй и третьей серий. В 1950 г. первый отечественный ракетный комплекс с ракетой Р-1 был принят на вооружение.

К 1957 г. инженерными бригадами РГВК на полигоне Капустин Яр было проведено 296 запусков двигателей и 79 учебно-боевых пусков ракеты Р-1, 216 запусков двигателей и 38 учебно-боевых пусков ракеты Р-2, 15 учебно-боевых пусков ракет Р-5М и Р-11. А всего с момента создания полигона Капустин Яр на нем испытано 16 ракетных комплексов стратегического назначения, 10 ракетных комплексов оперативно-тактического назначения, 64 комплекса и системы противовоздушной обороны. В результате совместной напряженной работы ученых и конструкторов, организаций Министерства обороны и специалистов полигона сформирована методология полигонных испытаний различных типов вооружения, реализованная в программах и методиках испытаний, создана уникальная экспериментально-испытательная база.

УНИКАЛЬНАЯ НАУЧНАЯ ШКОЛА

Объединение 4-го Государственного центрального, 8-го, 10-го, 11-го испытательных полигонов и создание на их основе межвидового Государственного испытательного полигона позволили проводить испытания ракетной техники в интересах всех видов и родов войск Вооруженных Сил.

В настоящее время полигон включает в себя:

- испытательный полигон РКО;
- научно-исследовательский испытательный центр средств ПВО межвидового назначения;
- научно-испытательный центр вооружения и военной техники Сухопутных войск;
- научно-испытательный центр вооружения и военной техники РВСН;
- научно-испытательный центр (измерений, математической обработки и информационного обмена).

Полигон участвует в создании образцов вооружения на основных этапах жизненного цикла, решая задачи от рассмотрения эскизных и технических проектов, разработки программ и методик испытаний до оценки характеристик образцов и эффективности их боевого применения.

За последние 5 лет наметилась устойчивая тенденция роста объема испытаний на полигоне. Так, в 2004 г. здесь проводились испытания по 173 темам, в 2005 - по 205. В плане этого года - 221 тема испытаний. В этот период на 4-м ГЦМП МО РФ успешно завершены испытания ряда образцов средств боевого оснащения для РВСН и ВМФ, успешно прошел первый этап государственных испытаний ракетного комплекса Сухопутных войск "Искандер-М", испытаны зенитные ракетные системы С-400 "Триумф" и другие. В настоящее время полигон проводит научные исследования по 22 научно-исследовательским работам. В настоящее время на полигоне проходят службу и работают 2 доктора технических наук и 21 кандидат технических наук. За последний год защитили диссертации 4 офицера полигона. В группу соискателей ученой степени входит 21 офицер. В настоящее время прорабатывается вопрос о создании на полигоне диссертационного совета.

Как видим, 4-й Государственный центральный межвидовой полигон МО РФ представляет собой единый научно-исследовательский комплекс, имеющий высокий научно-технический потенциал, развитую экспериментально-техническую базу, выгодные климатические условия, территорию и воздушное пространство, позволяющие проводить испытания и совместную отработку оборонительных и наступательных систем вооружения в интересах всех видов ВС РФ.

Годы создания основ отечественного ракетостроения и теории применения ракетного оружия - это время поистине героических свершений, которыми вправе гордиться все, кто стоял у истоков создания первых образцов ракетного оружия, потому что именно тогда был заложен фундамент, на котором в последующие десятилетия бурно развивались ракетостроение и космонавтика. Напряжение, а порой и трудовой героизм сотен тысяч людей на заводах, полигонах, в конструкторских бюро и лабораториях не уступали тем, которые проявляли люди, создававшие оружие для фронта во время войны. Реализация постановления Совмина СССР от 13 мая 1946 г. служит образцом выполнения масштабных программ общегосударственного значения, мобилизации сил и средств государства и народа на решение сложнейших оборонных задач. Ведь спустя всего десять лет, в 1957 г., наша страна осуществила прорыв в космическое пространство, сделав гигантский шаг от восстановленных немецких "Фау-2" до уникальных отечественных межконтинентальных баллистических ракет и ракет-носителей. Это было ушатом холодной воды на горячие головы тех, кто не оставлял попыток с помощью ядерного шантажа диктовать нам свои условия. И хотя после исторического постановления от 13 мая 1946 г. были приняты тысячи правительственных решений по вопросам ракетной и космической техники, это постановление было и остается основополагающим и ключевым для отечественного ракетостроения.

Владимир ИВКИН
полковник, кандидат исторических наук


наверх | на главную